Главная|Карта сайта|почта



+7 (499) 703 0641

Новые сообщения

С традиционным луком на дикого кабана!
от Штурман 17.11.17 08:30

Про стабилизаторы для лука
от Штурман 16.11.17 09:23

2017. Новейший арбалет MANKUNG MK-XB56 Суровый Волк
от мастер 16.11.17 08:05

Чудо манометр на "Лешем"
от Штурман 14.11.17 14:53

Про спортивную полочку
от Штурман 10.11.17 16:20

Собираем для себя MATHEWS Halon X COMP 2017
от Штурман 03.11.17 14:34

Новые темы

Про стабилизаторы для лука
от Штурман 16.11.17 09:23

Чудо манометр на "Лешем"
от Штурман 14.11.17 14:53

С традиционным луком на дикого кабана!
от Штурман 13.11.17 12:01

Про спортивную полочку
от Штурман 10.11.17 16:20

Арбалетные болты VODOO-есть ли толк?
от Mr.MK 30.10.17 19:53

С длинным луком Лонг-боу на муфлона!
от Штурман 30.10.17 13:28

MISSION SUB1 - арбалет будущего!
от Штурман 27.10.17 08:53

Собираем для себя MATHEWS Halon X COMP 2017
от Штурман 26.10.17 19:53

Узлы и наузы у воинов

У славян в древние времена, как и у многих народов, существовало представление о том, что волосы играют огромную роль в жизни человека и имеют непосредственную связь с магическими силами. Считалось, что по найденным волосам или ногтям человека злые люди могли напустить на него порчу, злые чудовища могли отыскать человека по волосам, если хоть раз видели или нюхали их. Кроме таких поверий, существовали и особенные ритуалы, в которых волосы давали энергию своему хозяину, помогали ему.

Мы все в детстве читали книжки про кровожадных индейцев, снимающих скальпы с поверженных врагов. Но знаете ли вы, что обряд скальпирования был знаком не только индейцам, но почти всем народам древности, в том числе и нашим предкам? По книгам и кинофильмам мы знаем, что индейцы носили скальпы убитых врагов на мокасинах. Но знаете ли вы, что народы Старого Света крепили скальпы как талисманы к узде лошади?

Первое письменное упоминание обряда скальпирования, по-видимому, принадлежит греческому историку Геродоту: «Скиф головы всех убитых им в сражении относит к царю, потому что принесший головы получает долю своей законной добычи, а не принесший не получает. С головы он сдирает кожу следующим образом: вокруг головы около ушей делает надрез, потом берет голову в руки и вытряхивает ее из кожи, затем, очистив кожу от мяса при помощи бычьего ребра, он мнет ее руками, и, выдубив ее, держит у себя в виде утиральника, привязывает к узде коня, на котором сам ездит, и гордится этим, так как тот, кто имеет наибольшее количество кожаных утиральников на конской узде, считается самым доблестным мужем». Очевидно, что мотив подобных действий не просто военная традиция, а магический ритуал, в основе которого лежит представление о том, что волосы и кожа на голове имеют мистическую силу. Сдирая кожу с головы врага, воин убивал душу противника и присваивал себе его хитрость, разум, силу. А постоянное ношение скальпа на узде лошади, или привешенным на шею, или прикрепленным к одежде было призвано не только показать доблесть воина, но и устрашить злых духов.

Известно, что подобные ритуальные действия совершались и среди славян. Так, из письменных источников мы узнаем, что приблизительно в 900 году христианский священник Од-дар был скальпирован славянами-язычниками северо-западных славянских землях, где он проповедовал христианство. Скальп с него сняли форме креста и повесили на узду «коня рублен-эго дубового» на одном из языческих капищ, вероятно, деревянный конь был символом ко-[ей, впряженных в колесницу бога солнца — Даждьбога.

Мужчины древних славян распускали волосы только перед каким-либо важным делом — перед войной, большой охотой, перед местью. Обычно же они носили волосы заплетенными в косы, причем пропускали пряди сверху вниз. Как правило, кос было две. Когда приходила пора великих свершений, наибольшей собранности и решительности духа, наши предки распускали косы, высвобождая могучую энергетику волос. После завершения важных дел мужчины вновь заплетали косы, на этот раз пропуская пряди снизу вверх. Это означало, что великое дело совершено. Красочное описание этого обычая мы находим в известной книге Марии Семеновой «Волкодав». Ее герой, отомстив убийце своих родных, заплетает свои распущенные волосы в косы. А его соплеменники, видя особым образом завязанные косы, сразу понимают, что он исполнил свой долг. Через девять же дней Волкодав заплетает свои волосы на обычный манер, показывая таким образом, что сделанное ушло в прошлое.

Оружие для людей древности было свято. Кузнецы пользовались огромным уважением, почитались в какой-то мере колдунами, так как имели дело со священным огнем, да и металлы играли значительную роль среди прочих мистических и магических предметов, веществ и явлений, окружавших наших предков. В системе знаний, реальных и магических, сложившейся вокруг оружия, имеется много различных символов и знаков, среди которых мы опять-таки находим узлы, плетение, повязывание...

Кольчуга — рубаха, сплетенная мастером-бронником из множества мелких колечек, — знакома многим народам и была распространена на огромных территориях в разные времена. Изначально магическая сила, приписываемая кольчуге, была связана с тем, что кольчуга походила на шаманское одеяние, увешанное мелкими колечками и пластинками. Воин, идущий в бой, таким образом, представал в виде шамана, выполняющего магический ритуал.
В ранних кельтских преданиях сохранилась легенда, гласящая, что у каждой кольчуги есть «слабое звено» — звено, которое притянет удар, лопнет в самый ответственный момент, погубит владельца. Подразумевалось, что звено сделано из такого же металла, что и все остальные, да и выполнено так же хорошо. Слабость его была в предрасположенности к притяжению фатальных ударов в бою. Чтобы избежать такой возможности, воины отправлялись к магам, которые и определяли «слабое звено» кольчуги. Его повязывали тонкой синей или красной нитью, чтобы милость богов могла укрепить ненадежное звено. Другое же звено, указанное колдуном как «прочное», повязывалось плотной красной нитью, чтобы обратить на себя удар, которого бы другие звенья могли не выдержать. Подобные поверья были широко распространены в Северной Европе, варьируясь в зависимости от территорий. Так, одни народы «слабым звеном» почитали то, с которого мастер начал изготовление кольчуги, Другие же, наоборот, считали, что в этом звене сосредотачивается оборонительная сила, отводящая от бойца удары врагов.

Существовали кольчуги, сплетенные не из множества мелких колечек, а из одной длинной проволоки. Они считались более прочными и неподверженными злым чарам, поэтому их цена была чрезвычайно высока. В действительности же почти никакая кольчуга не могла вынести прямого удара меча, копья или стрелы, а случайное скользящее попадание не могло пробить ни тот, ни другой тип кольчуг.

Наряду с кольчугой существовали и пластинчатые доспехи. Отдельные пластины, составлявшие доспех, который также называли доспехом ременного плетения, на внутренней стороне скреплялись кожаными ремешками при помощи многих узлов. Наши предки верили, что воин получает таким образом тройную защиту. Защиту давали: во-первых, собственно металлические пластины, во-вторых, магическая сила металла, а в-третьих, узлы. При изготовлении доспехов мастер-бронник произносил различные заговоры, в числе которых есть и заговор узлов. Большая добрая сила кузнеца и бронника сосредотачивалась именно в узлах. В более позднем виде доспехов — чешуйчатых — ремешки и узлы продолжали играть свое практическое и магическое значение, соединяя воедино пластинки в виде чешуи, а духовную силу изготовителя — с силой воина.
На ножнах мечей наших предков существовал ремешок «добрых намерений», охватывавший крестовину эфеса и крепившийся узлом. Это, с одной стороны, не позволяло мечу прыгать в ножнах при беге или при скачке на коне, с другой стороны, мешал владельцу меча молниеносно выхватывать оружие. Завязанный узел означал, что хозяин меча не собирается ни с кем ссориться, развязанный же ремешок служил сигналом к его готовности вступить в бой. Иногда развязанный ремешок «добрых намерений» носили профессиональные воины в свите правителей, что указывало на то, что они готовы защищать своих господ.

В старину считалось, что узлы, навязанные на оружие, придают ему какие-нибудь специфические свойства, например повышенную твердость или меткость. Повязывание оружия должно было обеспечить одновременно улучшение свойств своего оружия и ухудшение свойств оружия противника. Существовали поверья, что путем плетения узлов можно справиться с вражеским оружием, сделать его бессильным и бесполезным. У Костомарова мы находим очень интересный заговор, который произносился при завязывании узлов: «Завяжу я по пяти узлов всякому стрельцу немирному, неверному на пищалях, на луках и на всяком ратном оружии. Вы, узлы, заградите стрельцам все пути и дороги, замкните все пищали, спутайте все луки, повяжите все ратные оружия; в моих узлах сила могуча!» В предании о Степане Разине мы узнаем, что, по мнению народа, казачий атаман прибег к помощи старых ворожей и ведунов, живших в казачьем коше, и они завязали ему самому саблю так, чтоб она всегда в бою другие сабли побеждала, оружие врагов его — так, что его не брала ни сабля, ни пуля, ни стрела. Действительно, Степану Разину в начале его атаманской деятельности очень везло — он разграбил несколько персидских и турецких городов, добился среди казачества большого почета и власти. Согласно легенде, ему везло потому, что он свое оружие поднимал на «нехристей — персияков, кызылбашей да турков магометанских». Потом же, когда мятежному казачьему атаману пришлось воевать с царскими войсками, не смогли заговоры спасти его против оружия, «святой водой окропленного».

Интересно отметить, что сами казаки заимствовали обычай повязывать узлы на оружие у турок и персов, у которых повязывание оружия было очень широко распространено. Рукояти кривых ятаганов украшались пышными кистями, в узлы которых вплетались обереги, на богато украшенные ножны восточные паладины повязывали нежные муслиновые платочки своих возлюбленных, завоевать сердца которых они могли лишь прославившись на войне. Шарфы и платочки повязывались на шлемы, на копья. Они защищали молодых «богатуров» и, побывав в сотнях схваток, должны были поведать девушкам, что их воздыхатели храбро сражаются во имя Аллаха, прославляя своих предков.
В средневековой Европе рыцари также повязывали себе на копья шарфы своих дам. С одной стороны, это служило признаком того, что у этого рыцаря есть дама сердца, с другой стороны, шарф или платок любимой, данный на память и повязанный на оружие, приносил рыцарю удачу в бою и оберегал от превратностей воинской судьбы.

По одной из версий англосаксонского сказания о Беовульфе, молодой герой, победивший чудовище Гренделя и его мать — еще более страшное чудище, получает в награду от короля мешок золота, а от королевской дочки — платок, который он привязал на шлем, и локон ее золотистых волос. И хоть любовь молодых людей не смогла соединить их, во всем остальном удача сопутствовала Беовульфу, который через какое-то время стал вождем своего родного племени и совершил массу героических подвигов.

Повязанная стрела изготавливалась на какой-о особенный случай — для того чтобы с одного выстрела сразить дракона, с огромного расстояния попасть в кровного врага, к которому не подраться ближе, и т. д. Для завязывания стрелы пользовались тоненькие ниточки с крохотными узелками, чтобы они не могли помешать полету стрелы. Герой английского простого люда Робин Гуд, который боролся с несправедливыми властителями и духовенством, погрязшим в грехах, по легенде, перед состязанием лучших стрелков повязал свою стрелу зеленой нитью. Он сделал это, чтоб победить королевских лучников, которым откровенно подсуживали. Будучи сам великолепным стрелком, Робин Гуд выиграл состязание, и никто не смог отрицать его победу — его стрела расщепила другую стрелу, попавшую в яблочко. Существовало множество видов узлов тетивы, как и множество видов луков. Для разного климата требовалась разная выделка и обработка. В разных регионах роль лучников, луков и тетивы была неодинакова. Одни народы, отдавая предпочтение тяжелой пехоте и коннице, делали лучников лишь второстепенными частями. Другие, преимущественно кочевые или лесные, обучали искусству обращения с луком всех своих воинов. От мастерства лесных стрелков пошли легенды об эльфийских лучниках. У многих народов существовал обычай ритуального самоубийства во искупление позора — человек удавливался тетивой собственного лука. Причем скользящий узел, который удушал воина, по мнению всех остальных воинов, воспринимал все недостатки, весь позор умершего, позволяя похоронить его со всеми почестями, присущими воину. Оружие часто хоронили вместе с мертвецом, но тетиву с ритуальным узлом, впитавшим зло, — никогда. Ее сжигали на очистительном огне. У восточных народов имеется традиция, когда предводитель племени, шах или султан присылает своему подчиненному шелковый шнурок. Это, как известно, означает приказ покончить жизнь самоубийством. В противном случае жертву ждет куда более страшная смерть. Мало кто знает, что этот обычай восходит к более древней традиции присылать тетиву лука, а та в свою очередь — к обрядовому самоубийству, очищающему и виновника, и все его племя от позора.
Тетивы делались из хорошего шелка, сухожилий, из особым образом обработанных кишок животных, а также из сыромятной кожи. Тетива имела петельки на концах. Поскольку тетива стоила дорого, воины заботились, чтобы петельки не перетирались от соприкосновения с луком. Для этого к петелькам тетивы особенными узлами крепились сменные петельки из более дешевого материала. От того, как были привязаны сменные петли, зависела успешность стрельбы, а зачастую и жизнь стрелка. Поэтому узлы и здесь приобретают некий магический смысл. Славяне, например, считали, что меткость лука можно было обеспечить, поминая богов солнца и грозы во время завязывания этих узлов. Вообще, процедура натягивания тетивы называлась нашими предками «связыванием» или «завязыванием» лука. Существовало три основных типа узлов, которые употреблялись на тетивах: харасанский (пришедший к нам с Востока), морской и затяжной, или мертвый.
Кроме узлов, завязанных на оружии, немалое значение в жизни воинов всегда играли и собственно наузы. Их защитные свойства проявлялись во время сражений так же, как и в мирное время. Кроме обычных наузов, для воинов создавались и специальные. Оберегом для воинов, уходящих в поход, служила щепоть родной земли, увязанная в тряпицу и положенная в ладанку или насыпанная в кожаный мешочек, который также носили на шее. Обереги из дерева спасали воинов от копий и стрел, а крошечные копии мечей и топоров, носимые на шее, делали его неуязвимым для оружия ближнего боя. В ладанки могли зашивать кусочки священных реликвий, серебряные монетки, бумажки с написанными молитвами.
Во время одной из войн с Османской империей разведывательный разъезд казаков попал в засаду, несколько человек погибли, а одного взяли в плен. Во время допроса турецкий вельможа обратил внимание на ладанку, висевшую на шее молодого казака рядом с крестом. Несмотря на его протесты, ладанку с него сорвали, думая посмеяться над талисманом русских. А когда открыли ладанку, то там оказался древний листок с арабскими письменами — там были написаны слова из Корана, священной книги мусульман, о милости и справедливости к попавшим в плен врагам. Молодой казак и сам-то не знал, что ладанку эту захватил у турок много лет назад его предок. С тех пор оберег передавался в семье от отца к сыну и спас-таки жизнь юноше. Через некоторое время его в числе других обменяли на пленных. Ладанку ему вернули и во время его пребывания в плену обращались с ним очень хорошо.

« Вернутся в раздел Новости

Рекомендуем